«В моей жизни много необъяснимого», — Павел Костицын

Містичні історії з Павлом Костіциним
Ведущий «Мистических историй» рассказал об обратной стороне взрослой психики, о том, как озвучил известный мультик, и какие мистические случаи были в его жизни.
Павел, вы ведете не первый мистический проект на СТБ. Не стали ли вы более суеверным?
Вы знаете, направленно никаких способностей я в себе не развиваю. У меня сильная интуиция. Вижу вещие сны, фиксирую, какие из них сбываются. Знаю наверняка, что стал лучше разбираться в людях.
Был ли в вашей жизни поистине мистический случай, не поддающийся никакой здравой логике, который, возможно, имел большое значение в вашей жизни?
В моей жизни происходило много необъяснимых вещей. И когда я пришел в «Битву экстрасенсов», для меня это не было шоком или откровением.
Можете рассказать?
Вот, например, когда мне было лет 5, моя семья жила еще далеко за Полярным кругом, на Чукотке, и отец меня забирал из детского сада и увозил в устья одной из речушек. Я очень любил проводить там свободное время наедине с дикой природой. И однажды, сбегая по трапу катера, я решил сократить свой путь и с борта катера прыгнуть на песчаную отмель, разбежался, запрыгнул на бортик и… остановился. Не знаю, почему затормозил. А потом я посмотрел вниз и увидел, что часть берега ушла под воду, и если бы я прыгнул, оказался бы в ледяной воде. А в тот момент громко работал двигатель, и отец бы не услышал моих криков. Это первый случай, когда я остановился на грани жизни и смерти. Что меня остановило — не могу точно ответить до сих пор, хотя и догадываюсь.
Как-то, посмотрев подряд несколько выпусков «Битвы экстрасенсов», я боялась выключить свет в квартире. Не было ли у вас подобного? Как вы уживаетесь с мыслью, что люди — не единственные обитатели этого мира?
Как по мне, гораздо сложнее уживаться с мыслью, что среди живых людей, а не бестелесных созданий, очень много тех, кто желает тебе зла, завидует или может причинить страдания. Не даром говорят: бойтесь живых, а не мертвых! Если бы можно было, как Хома в гоголевском «Вие», очертить круг мелом и оградить тем самым себя от напастей реального мира, мы все были бы счастливы!
Отвлечемся немного от мистики. Недавно вы озвучили главного героя в мультике «Никчемный я». Как вживались в сказочный образ?
Вообще никак. Прихожу и — вперед! Это же уже не в первый раз. Вот тогда было действительно трудно. Сейчас же главным было повторить самого себя и не сделать хуже.
Что в дубляже дается вам сложнее всего?
Голосом удержать характер героя на протяжении всего мультфильма. От напряжения в конце дня в горлышке даже кровью «попахивает». Я не знаю, о чем это говорит, о моем непрофессионализме или о том, что я чересчур напрягаю связки…
Сколько времени длился дубляж мультика?
Конечно, хочется, чтобы читатели думали, будто это титанический труд, сравнимый с разгрузкой вагона картошки или угля. По психологическому напряжению так и есть. А происходит это все быстро: три-четыре дня — и герой готов!
Показали бы этот мультик своим детям?
Вообще, мультфильмы — это оборотная сторона взрослой психики. Все наши взрослые комплексы и страхи мы прячем за нарисованными героями и нарисованными жизненными ситуациями.
Ваше мнение: какие мультфильмы лучше — советские или американские?
Советские мультфильмы невероятно сильны и в художественном плане, и в драматургическом, и в воспитательном. Их я считаю лучшими в мире. Правда, сейчас и голливудские анимационные проекты иногда радуют в этом смысле.
Вам не запрещали в детстве смотреть телевизор?
Наоборот! Когда мама хотела в воскресный день позвать меня на обед и оторвать от друзей хотя бы на полчасика, она обычно выглядывала в окно и кричала: «Эй, Паша, иди домой, там твоя Вязаная Голова выступает!». Так вот Вязаной Головой меня заманивали на обед.
01-glavnaya.jpg